67-летний инженер растит сад из 7000 тысяч кактусов

3367-летний инженер на пенсии Виктор Тихоненко ухаживает за одной из самых крупных в Украине коллекций кактусов — у него около 7000 различных сортов растений. У него есть кактусы и для текилы и от боли.«Сегодня» побывала в гостях у Виктора и заглянула в укромные теплицы, где в несколько ярусов громоздятся колючки всевозможных форм и расцветок: зеленых, серых, коричневых и даже красноватых.
У коллекционера две теплицы посреди огромного сада — летняя и зимняя, застекленная, укрытая целлофаном и на метр с лишним вкопанная в землю, что позволяет сохранять постоянную температуру +35 градусов по Цельсию.
«Из-за жары в теплицах не выживают паразиты, так что обрабатывать цветы химией мне не приходится», — поделился секретом кактусовод.
Свой первый цветок Виктор позаимствовал с родительского подоконника и до сих пор помнит его аромат, разлившийся по дому при цветении.
«Это был самый простой ежеподобный кактус, который может цвести примерно сутки. В полночь бутон раскрывается, и от него разливается запах, как из флакона духов», — вспоминает одессит.
Сейчас у него во дворе целая плантация шарообразных, трубчатых и плоских кактусов с колючками в виде крестов и звезд, цветущих белыми, розовыми, красными и фиолетовыми бутонами.
«В последнее время я редко покупаю новые растения — либо они у меня уже есть, либо они мне не нравятся», — смеется коллекционер.
Цветы садовод получает из разных уголков земного шара — молодежь из клуба кактусоводов привозит экземпляры из Аргентины, Соединенных Штатов, Мексики, Чили, Германии, Чехии. Самостоятельно наш герой не путешествует — возраст уже не тот, да и не по карману.
«Когда привозят что-то интересное, всегда покупаю, а многое выращиваю из семян», — продолжает наш собеседник и добавляет, что семечко иностранного кактуса может стоить от 25 центов до 4 долларов, а прорастать до первого цветения кактус может аж 20 лет.
Кстати, колючие клубочки одессит смело берет голыми руками, дескать, уже не колется — привык. Хотя для этого и предусмотрены специальные пинцеты.
Самые ценные виды у Виктора — те, которые уже не растут в природе, а живут лишь в коллекциях — мелокактусы, к примеру.
«Они росли на берегу Бразилии, пока их не выкорчевали и не посадили там кофейные деревья», — улыбается Виктор и говорит, что специалисты до сих продолжают находить новые виды цветов, растущие высоко в горах, в поймах рек и в пустынях.
Дороговизна кактуса зависит от его размера и возраста — чем старше цветок, тем ценнее он для специалистов, так как уже готов зацвести. Самому взрослому кактусу в теплице — почти 50 лет, самый толстый — 40 см в обхвате, как колесо от мопеда. Гибридизацией одессит не занимается, дескать — никогда не знаешь, что получится от скрещивания, но порой использует технологию прививания.
«Это еще и предотвращает порчу. Можно срезать верхушку у трубкообразного цветка, а сверху нахлобучить колючий шар, скрепив «гриб» обычными нитками. Через некоторое время кактусы срастутся и получится новый вид», — делится секретом Виктор.
Виктор Тихоненко ежегодно в мае участвует в выставках, когда кактусы радуют своим цветением. Кое-что продает, но все — не для заработка, а ради содержания коллекции. Участие в выставках отнимает время и деньги — участники отдают 1% от выручки организаторам, «благодарят» охранников и платят за бережную транспортировку экспонатов.
«В итоге — выходит баш на баш. Сильно на этом не заработаешь», — признается инженер.
Съедобных кактусов у одессита нет, а из ядовитых — суккуленты, сок которых ядовит и вызывает отравление. Зато в летней теплице мы заметили агаву, из которой делают текилу, а хозяин признался, что есть у него и лофофоры, широко популярные у индейцев.
«Сок такого кактуса индейцы использовали как болеутоляющее, — рассказывает специалист. — Есть много съедобных кактусов, но у нас их кушать не принято, как и городить из растений заборы, подобно мексиканцам», — продолжает одессит и добавляет, что богатые американцы одно время даже воровали «элитные» колючки и высаживали у себя в усадьбах.

ВЕРНУТЬСЯ  В РАЗДЕЛ